Артистка рассказала о том, что происходит за кулисами арены цирка

Как бы вы ни относились к цирку — с детским восторгом и уважением или скепсисом и порицанием, — познакомиться с блогом Екатерины Запашной стоит приверженцам и того, и другого лагеря. Артистка с многолетним стажем в акробатике и дрессировке ведет честные заметки о жизни цирка, рассказывает об особенностях своей работы и не устает бороться с приставучими стереотипами.

Редакция Prikol.cc приглашает своих читателей заглянуть за кулисы цирка вместе с нашим блистательным гидом.

Екатерина рано познакомилась с цирковой жизнью и самостоятельно прошла каждую ее ступеньку. Правда, о том, что когда-нибудь станет известной артисткой, почти и не мечтала.

Сейчас она покоряет сердца зрителей, выступая сольно и в паре со своим мужем, Константином Растегаевым. Пара гастролирует, ни на день не расставаясь с дочерью.

Можно подумать, что работа в цирке — это бесконечное путешествие и феерические костюмы. На самом деле цирк — это тоже рутина

Во время работы артисты не отвлекаются даже на прелести самых красивых курортных городов. Отдохнуть и отправиться исследовать местность удается, только когда программа уже окончена и до отъезда в другой город осталось несколько дней. Главное — успеть собрать вещи.

Сборы — это особое «удовольствие». Запасы эпатажных нарядов и горы аксессуаров радуют глаз только на вешалках. Когда начинается упаковка, хочется одновременно и все забрать, и к чертям выкинуть. К тому же наши герои считают безответственным обделять ребенка из-за своей гастрольной профессии. А значит, с собой непременно возятся коробки игрушек, велосипед, ролики, мольберт, книги и т. д.

Для того чтобы создать ощущение дома где угодно, самой паре нужно чуть больше 10 вещей. Среди них, например, настольная лампа, домашние тапочки и микроволновка. «Как и все, мы тоже периодически обрастаем барахлом. Так что раз в год происходит тотальная чистка: выкидывается или отправляется к маме все, что не используется каждый месяц».

Самый разительный контраст — между артистами во время выступления и артистами во время репетиций. Все лохматые, с мешками под глазами, в спортивной форме, выпачканные и пахнущие животными. Екатерина смеется, что вместо духов и милых мелочей на туалетном столике у них стоят средства от растяжений, обезболивающие, разные мази и эластичные бинты. «Спроси у артиста крем увлажняющий — нет такого, спроси крем типа „Финалгона“ — точно есть».

Шутки шутками, но уровень травматизма в цирке действительно высок. Каждый знает, что может остаться инвалидом или умереть, выполняя трюк, но никто не верит, что это случится именно с ним. «Я никогда не смотрю видео о падениях в цирке. Мне не нужен этот страх, который поселит во мне неуверенность».

Но даже если забыть о смертельной опасности, риски и боль — вечные ассистенты артиста, всегда невидимые для зрителя. Глядя на завораживающее шоу, редкий зритель подумает: «Все ли в порядке с шеей у артиста, который держит перш?» Гимнасты, акробаты страдают от болей в коленях, спине и порванных мышцах. «И ведь никто не уходит. Потому что звучит твоя музыка, и ты уже не ты. Ты артист. Ты образ».

В цирке, как и в театре, не бывает второго дубля. Если артист ошибся, то каким бы золотым он ни был, около 2 000 человек стали свидетелями его фиаско. Артист — заложник своего амплуа. Он должен быть смелым и сохранять образ до конца. Даже если ночами он плачет в подушку, в коллективе разлад, дала знать о себе травма или сорвался номер, он обязан выйти и быть именно таким, каким хочет его видеть зритель и режиссер.

Очень много зависит от окружающей обстановки. Екатерина отмечает, что, работая в чистых, хороших цирках, с гордостью чувствует себя артистом, ей не стыдно снимать и выкладывать видео о том, как живут животные, работается и отдыхается легко.

Когда же приходится приезжать в цирки под снос и такие же гостиницы при них... Вот тут выступающие сами себя готовы записать в «циркачей» или «белых цыган». Тогда не то что противникам цирка ничего не докажешь — выступающим самим становится стыдно и гадко от того, в каких условиях приходится работать и жить.

К сожалению, у артистов и их подопечных редко есть возможность выбирать, насколько комфортно будут проходить их гастроли. И если у людей еще есть возможность исхитриться снять квартиру (хотя и не всегда удачно), то приличное помещение для животных — исключительно вопрос везения.

Не нужно думать, что артистов это не угнетает. Они понимают, что приобщить к искусству цирка откровенным убожеством невозможно даже тех, кто искренне цирк любит. Но его работники — такие же подневольные люди, как и те, что работают в офисах или ресторанах.

Цирк — это в первую очередь взрослое искусство, а не развлечение для детей

Дети приходят в восторг от ярких костюмов и дрессированных животных, однако они не способны оценить сложность и риск трюков, качество исполнения, актерское мастерство и драматургию. Сценические номера рассчитаны на взрослых, способных оценить постановку в целом.

Из-за прилипчивого «детского» стереотипа очень часто можно слышать нападки типа «гимнасты голые, костюмы пошлые, разврат на глазах у детей». Увы, это показатель неграмотности и «колхозности» самого зрителя. Героиня статьи утверждает, что в Европе основная аудитория цирка — взрослые люди, понимающие, что минимальный или облегающий костюм — это не эротика, а в первую очередь максимально комфортная для акробата рабочая форма.

Лишняя ткань не только отвлекает внимание от демонстрации спортивных навыков артиста, она может сковывать его движения и мешать выполнять трюки.

Часто бывает так, что цирковые артисты сами себе гримеры и художники по костюмам. Екатерина признается, что костюмы себе не шьет, но украшает самостоятельно. Конечно, и в макияже, и в создании сценических образов необходим вкус, иначе действительно очень легко скатиться в пошлость.

Сценический макияж должен быть броским и выразительным, чтобы лицо артиста было различимо для зрителя даже на самом последнем ряду. Наша героиня не без самоиронии признается, что и сама далеко не сразу овладела хорошим сценическим макияжем.

Нетрудно убедиться, что современная косметика, мастер-классы и постоянная практика делают возможным любое преображение.

Тема животных в цирке — одна из самых болезненных и для общественности, и для самих артистов

Особенно если они любят животных так же сильно, как Екатерина. Она обожает, кажется, всех их, но ее основная специальность — дрессура собак.

«Половину репетиции я их тискаю, вторую — пытаюсь заняться делом, но не всегда выходит: кого-то опять хочется приласкать».

Артистка знает «в лицо» и по характеру каждую из своих 20 собак и описывает в блоге не только трогательные истории, связанные с каждой из них, но и делится личным опытом воспитания, советами по лечению и уходу.

Екатерина не устает удивляться невежеству массового зрителя и борется с необоснованными претензиями. Помимо публикации фактов и даже небольших лекций о животных она опровергает информацию с лженаучных сайтов.

Доходит до смешного: некоторые защитники животных возмущены заточением и эксплуатацией «диких верблюдов». Однако верблюды — такие же одомашненные много веков назад животные, как коровы или лошади. Люди питаются их молоком и мясом, стригут шерсть и учат ходить под седлом. Верблюжьи фермы широко распространены и абсолютно легальны.

«Именно в таком возрасте начинают воспитывать „детишек“ в цирке. Они понимают, что человек — это мама, вожак, друг, кормилец. Первое время родитель-дрессировщик просто сидит с „ребенком“, находится в его пространстве, кормит с рук, играет. Животные, рожденные в неволе, не могут без человека. Они не умеют охотиться, у них другой иммунитет. Они четко знают, что еду им принесут точно по времени.

Люди, вырастившие их из таких крошек, очеловечивают их. Иногда в разговоре можно не сразу понять, что речь идет о животном».

Артисты цирка — не цыгане и не преступники. Они не крадут детенышей, не перекупают их у браконьеров и вообще не имеют отношения к черному рынку. Будущих четвероногих «коллег» приобретают на фермах, у заводчиков или в зоопарках, то есть малыши рождаются уже не в диких условиях.

Ни один вменяемый дрессировщик не станет бить животное; вся дрессура основана на голосовых командах, подкормке и ласке.

В штате цирка есть дежурный ветеринарный врач, а каждое животное включено в официальный реестр и не может просто взять и пропасть или появиться из ниоткуда. Питаются они также в соответствии с нормами и даже не всякую еду станут есть. Как и другие работники, животные в положенном возрасте «выходят на пенсию»: часто их забирают к себе домой двуногие «коллеги» или же их оставляют жить прямо в цирке — дрессировщики не хотят расставаться со своими воспитанниками.

«Я благодарна защитникам прав животных, потому что миссия у них благородная. Только бороться нужно не против цирка, а против жестокой дрессуры!»

Бессовестные люди есть в каждой профессии, и не стоит ставить клеймо на всех сразу, только потому что вы слышали о беспределе одного из них. Никто не станет выступать против школ, полиции или медицины, хотя кошмарных историй об учителях, полицейских и врачах, пожалуй, даже больше, чем о дрессировщиках.

Екатерина также советует более критично относиться к получаемой информации: одного компрометирующего сюжета (часто вырванного из контекста) достаточно, чтобы вызвать общественный резонанс. И он тем сильнее, чем меньше знают люди.

Серьезный удар по искусству цирков наносят владельцы частных (особенно провинциальных) шапито: в отличие от официального Росгосцирка, они действительно сами устанавливают правила о покупке, содержании и воспитании животных. Что бы такой владелец ни предпринял относительно четвероногого «работника», его едва ли смогут привлечь к ответственности.

Корень зла не только в изуверах-дрессировщиках. Есть множество недобросовестных заводчиков, ветврачей, да и просто владельцев домашних животных, которые заводят четвероногих безо всякой ответственности или желания ими заниматься.

Объединяться следует против подобного обращения с животными, а не цирка.

Цирковые дети переезжают вместе с родителями. «Мама, а в каком мы городе?» — это нормальный вопрос

Дети гастролирующих родителей совершенно спокойно, без сожалений, меняют города, детские сады и школы. Они не знают другой жизни и запросто переезжают каждый месяц в новый «дом». Оформить циркового ребенка в государственный сад — ужасная бумажная волокита. Чтобы не тратить время и нервы, многие оформляются в частные. Те, кто ходит в школу, иногда наверстывают программу во время переездов. Вещи, учебники и игрушки старших ребят в коллективе передаются младшим.

«Наши дети не испытывают мук привязанности, не переживают из-за смены обстановки, их не парят часовые пояса, нет проблем с коммуникабельностью. Из-за частых перемен в окружении они ничего не стесняются и очень легко вливаются в новый коллектив. Нам не нужен период адаптации».

Кто-то скажет, что романтичнее и счастливее детства, чем в цирке, не придумаешь, но едва ли маленькая Саша, как и другие цирковые дети, это осознает: цирк — это всего лишь будни. «Она не знает другой жизни и поэтому не видит ничего необычного в том, что вокруг жонглируют, стоят на руках, пахнет животными, одежда в опилках, ходят бегемоты, верблюды, тигры...»

Екатерина старается соблюдать несколько важных правил в воспитании дочери, например всегда задаваться вопросом, счастлива ли она; не говорить с нею как с ребенком; не пропускать семейное чтение на ночь. И, конечно же, учит общаться с животными.

«Не знаю случаев, когда животное укусило ребенка просто так. Всегда это провокация именно со стороны ребенка: пальчики в пасть, в глаз ткнуть, за хвост потянуть. Научив уважать животное, ценить его спокойствие и уединение, мы в принципе научим ребенка уважению чужого мнения и пространства».

Артистка верит, что примером своего дурного или пренебрежительного обращения со «всего лишь животным» на глазах у ребенка мы портим будущего члена общества. Он вырастет безразличным, не знающим сострадания и жалости.

Блог Екатерины находят полезным и образовательным не только любители цирка, под ее постами часто можно встретить благодарности от тех, кто до недавнего времени относился к цирковой индустрии с большой предвзятостью. Коллеги также выражают признательность артистке за ее старания отстоять доброе имя цирка и показать профессию изнутри.

А заставило ли вас задуматься какое-нибудь из замечаний нашей героини?

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.