Как общество заставляет нас стыдиться того, что мы едим и как выглядим

Рынок доставки еды к 2023 году вырастет до $ 161 млрд — так много желающих съесть что-то вкусное, не затрачивая энергию на приготовление. Искушение проглотить гадость борется со стремлением жить в красивом теле, а представители фастфуд-рынка и ЗОЖ-индустрии только подливают масла в огонь своей рекламой.

Prikol.cc решил выяснить, откуда взялся конфликт вокруг правильного питания и фастфуда и к каким негативным последствиям для обычных людей это приводит.

Как изменились доходы и ритм жизни за последние 50 лет

Кажется, мы живем в идеальное время: возможности, технологии, хорошая медицина, более высокий уровень жизни, чем был у наших родителей. Но за последние 50 лет прослойка среднего класса стала меньше: в США и таких странах Европы, как Финляндия и Германия, — примерно на 10 %. И если в США представители среднего класса составляют 37,7 % населения, в Канаде — 47,8 %, в Германии — 42,4 %, то в России — всего лишь 4,1 %.

Не самая приятная финансовая ситуация переплетается с ускоряющимся ритмом жизни. Люди чаще замечают у себя проблемы со сном, памятью, аппетитом. Многие чувствуют стресс или подавленность, но не считают это симптомом депрессии. А тем временем внутреннее состояние отражается на том, какие блюда мы хотим и едим.

Почему фастфуд такой дешевый

Что можно купить на одни и те же деньги в вашей стране, если брать в качестве отправной точки стоимость гамбургера? Сколько стоит комплексный обед в ресторане быстрого питания?

Индустрия фастфуда держится на низкой цене. И вот что помогает ее обеспечить:

  • крупные объемы закупок ингредиентов у поставщиков гарантируют скидку;
  • невысокая заработная плата персонала удешевляет каждое блюдо;
  • автоматизация и оптимизация всех процессов помогают продать быстрее;
  • поток заказов создает большой оборот денег.

Изначально идея «быстрой еды» была неплохой: поесть вкусно, дешево и быстро. Если стандартные рестораны были сложными и неповоротливыми машинами, то McDonald’s даже изменил планировку кухни так, чтобы сотрудник тратил минимум усилий на приготовление еды, делал как можно меньше шагов и движений руками.

В McDonald’s были одни из самых строгих требований к безопасности продуктов в отрасли, а другие рестораны и сети их скопировали. Гамбургер и картофель фри в 50–60-х выглядели как домашняя еда, а не результат многолетних трудов ученых-химиков.

Как мозг подсаживается на вредную еду

Продукты напрямую воздействуют на системы мозга, определяя наше настроение и производительность. И точно так же физическое состояние влияет на выбор еды.

Четверть взрослых признаются в том, что заедают стресс. Поэтому, вымотанные и без настроения в конце дня, многие заказывают еду навынос или покупают полуфабрикаты. Рынок доставки еды, по прогнозам экспертов, к 2023 году вырастет до $ 161 млрд.

Еду делают вкусными 3 вещи:

1. Ощущение, что это еда. У нее есть характерный вкус и запах: она выраженно соленая, сладкая, жирная или острая, ее аромат стимулирует у нас слюноотделение и обещает удовольствие. Шипение газировки, хруст чипсов, звук жарящегося бекона воздействуют на нашу сенсорную систему, не оставляя шансов устоять.

2. Плотность калорий. Это сочетание белков, жиров и углеводов. Наш мозг активнее реагирует на бутерброд с колбасой, чем на пресную брокколи. Он количественно оценивает удовольствие, которое получит, и решает, что съесть, чтобы выброс гормона радости был максимальным.

Вам когда-нибудь приходило в голову запостить / поделиться фото тарелки супа? Почему?

3. Новизна и контраст. Мозг обожает сенсорные контрасты и новизну вкуса, реагируя на них выбросом эндорфинов. Поэтому нам нравится сочетание вина с соленым сыром, картофеля фри со сладкой колой. В памяти формируется четкая установка: вот это вкусно, надо повторить.

Есть термин «исчезающие калории» (англ. vanishing caloric density) — все то, что тает во рту: мороженое, попкорн, чипсы. Тело не воспринимает быстрый перекус как калорийное блюдо. И мы можем есть это вечно, не замечая, как переедаем.

Полезная еда попросту не стимулирует такое количество чувств одновременно, и мозг уговаривает нас выбрать самый быстрый, проверенный вариант с предсказуемым уровнем наслаждения.

Рынок товаров для ЗОЖ — прибыльный бизнес

Фитнес-индустрия, представители которой пытаются сразу же продать нам годовой абонемент в спортзал как таблетку от стыда, в США оценивается в $ 30 млрд, в Европе — в $ 26,6 млрд. И продолжает расти.

Волна повышенного интереса к суперфудам вроде семян чиа или даже авокадо уже спала, но попытки переупаковать дешевое и полезное, продав это как можно дороже, продолжаются. Куркума перестала быть просто специей и превратилась в «золотой порошок», который следует добавлять в молоко. Цена такой упаковки выше.

Обычный активированный уголь теперь ингредиент блюд с приставкой «детокс»: черный кофе, черный лимонад или мороженое вместили в себя решение сразу двух задач. Первая — утолить жажду новизны, вторая — позаботиться о здоровье. Ведь если на десерт навешен ярлык «вредно», то эффектный черный «детокс-рожок» уже не так опасен, правда?

Как реклама и общество стыдят нас за еду и вес

Когда мы собираемся в душ, у нас ведь не возникает мысли: «О, что-то рановато, не пойду». Или: «О, я уже мылся сегодня трижды. Пожалуй, с меня хватит, не пойду больше в душ, проигнорирую желание сделать это, перетерплю». Но, когда мы чувствуем голод, подобные мысли — пропустить ужин или не есть, потому что на сегодня хватит, — постоянно посещают нас. Откуда они? Почему человек должен испытывать стыд за то, что голоден?

Фудшейминг (food — еда, shame — позор) — это осуждение человека за его пищевые привычки / поведение. Возможно, вам приходилось слышать фразу: «Ты и правда собираешься это съесть?»

Мы редко задумываемся, почему одни продукты поощряются, а другие демонизируются. Во многом здесь виновата реклама и активное развитие рынка ЗОЖ. Получить сертификат фитнес-тренера может человек без медицинского образования. Консультировать и составлять планы питания — любой блогер. Насколько глубокого они понимают принципы правильного питания?

Фудшейминг — проявление странной нетерпимости, которую мы видим, но не придаем ей особого значения. Подумаешь, кого-то назвали толстым. Но противоречия намного глубже.

Вегетарианцы осуждают тех, кто ест мясо; мясоеды высмеивают вегетарианцев за то, что они едят траву. Еще есть группа тех, кто ест все подряд и критикует зожников, подсчитывающих каждую калорию. Зачем нам этот конфликт, кому он выгоден? Кто-то ведь продает нам «правильный» шампунь без SLS, ласково подвигает банку растительного молока, зарабатывает на нашем стремлении к здоровью и крутости образа жизни.

Мы не имеем права осуждать за еду, потому что каждый из нас больше, чем физическая оболочка социально приемлемой массы. Точно так же, как продукты — это больше, чем смесь белков, жиров и углеводов. Чем бы ни закончилось это противостояние, оно не приносит прибыли тем, кто в него вовлечен.

У певицы Адель примерно 140 наград, включая «Оскар», «Золотой глобус», 15 «Грэмми», и много номинаций. Тем временем ее фигура не остается обделенной вниманием критиков: после появления на одном мероприятии в зеленом платье она услышала в свой адрес, что похожа на Фиону из «Шрека». На это Адель сказала: «Я тренировалась. Да, я определенно крупная женщина, и я люблю поесть. Но я занималась спортом 2 раза в день, чтобы влезть в это платье».

И здесь возникает вопрос: почему человек с таким количеством достижений не может расслабиться и не оправдываться за то, как он выглядит? А что тогда должны чувствовать все остальные — те, кто не забирал 5 наград в 5 номинациях на «Грэмми» в один вечер? Возможно, некоторых из нас мотивирует идти в тренажерный зал совсем не желание позаниматься спортом в свое удовольствие, а чувство вины и стыда за несоответствие навязанным социальным стандартам.

Чем закончится противостояние ЗОЖ и фастфуда

Первые радостные звоночки уже прозвучали: по статистике, миллениалы и представители поколения Z меньше времени проводят в фастфуд-заведениях, у них принципиально другая культура потребления. Чтобы привлечь клиентов, бургерным приходится искать новые пути: быстрее обслуживать, организовывать доставку.

Теперь мы лучше осведомлены о составе продуктов, которые едим, лучше понимаем, что и в каком объеме полезно, и готовы платить больше за качество, а не за красивую упаковку и рекламу.

И было бы здорово, если бы мы стали добрее к самим себе и не пытались дотянуться до планки «правильной жизни», которая выгодна лишь тем, кто продает нам инструменты для достижения этой цели: индивидуальные тренировки сомнительного качества, планы питания, написанные на коленке, или суперфуды, якобы способные вернуть молодость и здоровье.

А что думаете вы о фастфуде и правильном питании? Можно ли работать, вести здоровый образ жизни и никогда не покупать пельмени?

Фото на превью Greg Allen/Invision/AP/East News

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.