Мартин Коуни — «ненастоящий доктор», который спас жизни 6 500 новорожденных

Первые инкубаторы, предназначенные для выхаживания недоношенных детей, появились во Франции в 1880-х годах. Однако медицинское сообщество не проявило к изобретению особого интереса — создатели возили их по разным выставкам, предлагали больницам, однако все было бесполезно. Да и к самим детям, родившимся раньше срока, отношение было, мягко говоря, скептическим — врачи считали их генетически неполноценными и не делали никаких усилий, чтобы спасти младенцу жизнь. Но в 1903 году Мартин Коуни привез инкубаторы в США и положил начало одной из самых жизнеутверждающих историй.

Prikol.cc не смог пройти мимо истории Мартина Коуни — человека, который спас тысячи жизней.

Чикаго, 1933 год

Надпись «Живые дети в инкубаторах» была такой большой, что ее было видно с другого конца огромного помещения, в котором проходила Чикагская всемирная выставка. Перед теми, кто подходил поближе, оказывался ряд инкубаторов, сделанных из стекла и металла, в которых лежали недоношенные младенцы. Чтобы посмотреть на детей, посетители должны были заплатить 25 центов.

За детьми ухаживали 8 медсестер, одетых в белые накрахмаленные халаты. Их пациенты были настолько малы, что подходящих распашонок не нашлось, и малыши были одеты в кукольную одежду и шапочки, связанные специально для них.

Управляли всем этим необычным действом 2 мужчин. Первым из них был один из лучших чикагских педиатров Джулиус Хесс, а вторым — Мартин Коуни — человек, известный всей Америке как «доктор Инкубатор». Доктор Хесс, которого сегодня называют отцом американской неонатологии, впервые принимал участие в подобном мероприятии.

Однако оказался он здесь неслучайно: доктор услышал о человеке, который владел необычным «музеем» на Кони-Айленде, где уже 30 лет «выставлялись» инкубаторы с недоношенными детьми. Этим человеком и был Мартин Коуни.

Чикагская ярмарка длилась целых 18 месяцев и привлекла внимание более миллиона человек к Мартину Коуни и детям. Благодаря «выставке инкубаторов» Хессу и Коуни удалось собрать тысячи долларов, которые были потрачены на выхаживание младенцев, а с их родителей за все время не взяли ни пенса.

Из 58 малышей, «участвовавших» в выставке и без должного ухода практически не имевших шансов на выживание, к матерям вернулся 41. Самыми маленькими пациентами Коуни, лежавшими в инкубаторе, были 4 малышей, родившихся с весом менее 900 г. И все они воссоединились со своей семьей.

С чего все начиналось

Мартин Коуни родился в 1870 году в Германии. Никто точно не знает, было ли у него медицинское образование, однако его биограф доктор Сильверман говорит, что Коуни получил профессию врача в Лейпциге. Впрочем, доподлинно это неизвестно: никаких записей, подтверждающих его квалификацию, так и не нашлось.

По словам Коуни, о существовании инкубаторов он узнал от доктора Пьера Бурдена, у которого проходил врачебную практику. Бурден был одним из самых знаменитых парижских педиатров, занимавшимся, в числе прочего, и недоношенными детьми. В 1896 году доктор попросил Мартина взять руководство его демонстрацией инкубаторов, которую он устраивал в рамках Всемирной выставки в Берлине.

Успех был настолько ошеломительным, что Коуни решил отправиться в Америку, чтобы познакомить заокеанских врачей и простых людей с удивительной новой технологией.

В 1903 году, после нескольких лет переездов уже со своей выставкой из Нового Света в Старый и обратно, Мартин окончательно осел в США. Там, на Кони-Айленде, он открыл постоянную «экспозицию», которая была похожа на маленькую больницу: дети лежали в огромных инкубаторах 1,5 м высотой, а ухаживали за ними несколько медсестер, строго соблюдавших правила гигиены.

Впрочем, Коуни считал, что, несмотря на уход, в первую очередь любовь способна спасать жизни, поэтому сотрудницы иногда брали младенцев на руки, чтобы те чувствовали человеческое тепло. Кроме того, «доктор Инкубатор» был убежден, что грудное вскармливание очень важно, поэтому в штате его «музея» были и кормилицы. За здоровьем этих женщин внимательно следили: для них готовили специальную еду, а если кого-то из женщин замечали за курением, то таких немедленно увольняли.

Здесь же, в Америке, в 1907 году появилась на свет и дочь Мартина Коуни Хильдегард. По стечению обстоятельств она тоже родилась раньше положенного срока и первые 3 месяца жизни провела в одном из инкубаторов. Повзрослевшая Хильдегард выучилась на медсестру и была одной из тех, кто помогал Коуни на знаменитой Чикагской выставке.

Мартин Коуни опередил свое время не только в отношении к недоношенным малышам — он принимал новорожденных из разных семей, невзирая на материальное положение и расу. По меркам того времени это было невероятно.

Последние годы и наследие Мартина Коуни

Воодушевленный триумфом в Чикаго, Мартин Коуни вложил практически все свои средства в создание такого же павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке. Но, к сожалению, былого успеха повторить не удалось: публика, для которой это было уже не в диковинку, не шла посмотреть на «доктора Инкубатора» и его младенцев. Да и на Кони-Айленде дела шли плохо — настолько, что Коуни пришлось снизить цену за вход до 5 центов.

В середине 40-х годов в Нью-Йорке открылась первая больница, где стали выхаживать недоношенных детей, используя новые, более совершенные инкубаторы. Мартин Коуни считал (и вполне оправданно), что в этом была и его немалая заслуга. К тому времени интерес к его выставке инкубаторов окончательно угас и посетителей там почти не было. Сочтя свою миссию выполненной, он закрыл свой маленький «музей» и удалился на покой.

За 40 лет практики через руки Мартина Коуни прошли 8 000 младенцев, из которых около 6 500–7 000 смогли вернуться к своим родителями. Но материальных накоплений Мартин Коуни так и не сделал: человек, спасший тысячи малышей, самый крошечный из которых родился весом не более 700 г, умер в 1950 году практически в нищете.

Еще в начале прошлого века, когда Мартин Коуни только начинал свою деятельность, детей, родившихся даже на несколько недель раньше срока, считали неполноценными и предоставляли их жизнь воле случая. Современная же медицина совершила семимильный шаг вперед — сегодня врачи могут спасать жизни младенцев, появившихся на свет на 22-й неделе, а это всего лишь 5,5 месяца беременности.

И хотя вероятность спасения такого ребенка все еще невелика — около 10 %, это не может не давать надежды на лучшее, ведь еще в прошлом десятилетии шансов у таких младенцев практически не было. И в этом тоже есть заслуга Мартина Коуни — «ненастоящего доктора», который спасал настоящие жизни.

Фото на превью digitalcollections / NYPL

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.